Майма
-Псих пришел, - говоря обо мне в третьем лице, докладывает Донован, с усмешкой глядя мне в глаза. Хотя нет. Я чуть прищуриваюсь и понимаю, что в ее глазах отнюдь не усмешка. Страх. Она боится меня. Ну, конечно.
Я пригибаюсь, проходя под желтой лентой.
-Шерлок, рад тебя видеть. Убитый - Боб Смит, 34 года, женат, детей нет. Работал бухгалтером в мелкой конторе. Застрелен из пистолета девятого калибра. Выстрел произведен с близкого расстояния, пуля попала в голову, - скороговоркой сообщает Лестрейд, ведя меня за собой по коридору в одну из комнат на втором этаже. Интересно, каково это - быть застреленным в собственной спальне?
Я оказываюсь в помещении, большую часть которого занимает кровать, застеленная темно-синим покрывалом. Как здесь вообще поместился убийца? Кто-нибудь, включите здесь свет! Я даже не вижу тела, констебли, констебли, констебли, Андерсон...Что?!
-Лестрейд!
-Ммм? - клянусь всеми свитерами Джона, что он знает, о чем я.
Спокойствие.
-Я спросил у тебя, будет ли Андерсон. Ты сказал, что его не будет. Я отказываюсь с ним работать!
-А вот и нет. Ты спросил, будет ли «этот надоедливый идиот, который спит с Донован». - инспектор вдруг поворачивается к жужжащей толпе констеблей и судмедэкспертов, - Кто-нибудь здесь считает себя идиотом? - все как один смотрят на Лестрейда. Тот усмехается и продолжает, - Может быть, кто-то спит с Донован? - в толпе прокатываются смешки.
-Инспектор! - возмущается сержант, появляясь у меня за спиной.
-Прости, Салли, нам нужно как-то раскрыть это дело.
Я прячу улыбку в воротнике пальто. Конечно, придется работать с Андерсоном, но хотя бы поставил на место Донован.
Однако я получу сегодня доступ к телу?
-Выметайтесь все отсюда немедленно! Инспектор, непосредственно на месте преступления топчется народу больше, чем туристов в Лондоне! И включите, наконец, свет! - у меня сегодня плохое настроение.
Несколько судмедэкспертов, получив одобрительный взгляд от Лестрейда, подхватив чемоданы, направляются к выходу из комнаты. Хвала святому Бубенчику! Я вижу тело. Так-так, что у нас здесь? Определенно убийство. Мотив - деньги, ясно как божий день. Фотографии, мне нужны фотографии. Отлично, на прикроватной тумбочке как раз есть парочка. Нет, мне нужно больше.
-Мне нужен фотоальбом, - сообщаю я вслух. Судя по тому, что я не слышу глупых вопросов, Джона еще нет. Однако то, что я вообще не слышу вопросов, говорит о том, что я либо один в этой комнате, что маловероятно, либо с каким-то идиотом, что вероятнее всего.
-Дженкинс. я, кажется, ясно выразился. Принесите. Мне. Фотоальбом.
-Простите, сэр, мне приказано не покидать место преступления, даже если вы будете угрожать... - констебль сверился с чем-то, записанным на бумажке, - ...«выжечь мне сердце». Какая-то глупость, правда?
Я чуть не подпрыгиваю. «Выжечь мне сердце»? Серьезно? Ну попадись мне, инспектор Лестрейд.
-Фотоальбом, - коротко сообщаю я и даю понять всем своим видом, что никуда не сдвинусь с того места, где нахожусь, пока мне его не принесут.
-Шерлок, ради всего святого! Это же место преступления! - судя по всему, Лестрейд вернулся и его не устраивает то, что я лежу на хозяйской кровати в грязных ботинках. Я молча протягиваю руку, даже не смотря на инспектора, и получаю искомый фотоальбом.
-Скучно. Скучно. Скучно. Банально. - пролистываю я бесчисленное количество фотографий «Я и...». Наконец, становится немного интереснее, - Что говорит вдова? Должно быть, что ее муж был замечательным человеком, не обидевший и мухи, и она понятия не имеет, кто мог желать ему зла?
-Примерно это. Примечательно, что, судя по всему, ни у кого не было достаточного мотива, чтобы его убить. Соседи отзываются о нем один восторженнее другого, что весьма редко для соседей. Не пил, не играл в азартные игры, не изменял жене, все заработанное нес в семью, свободное время так же посвящал жене. Просто идеальный мужчина, - подводит итоги Лестрейд.
-Если ты не заметил, его убили, - хладнокровно замечаю я, все еще лёжа в чужой постели, - Он обманывал жену уже два... нет, три года. Скорее всего, какаие-то аферы на стороне. Чем занималась фирма, где он работал?
-Мелкие денежные переводы в пределах страны, но...
-Я немного опоздал, простите, - запыхавшись забегает Джон в смешном синем костюме, делающем его похожим на синего Винни-Пуха, - Инспектор, Шерлок, - кивает он каждому из нас.
Я восстанавливаю в голове картину преступления. Интересно, Лестрейду когда-нибудь приходило в голову попробовать самому расследовать какое-нибудь дело? Ненавижу эти скучные бытовые дела. Она убила его из-за денег. Он убил ее из-за денег. Дети убили родителей из-за денег. Тьфу ты, черт! Ску-ка. Я считаю, нужно посадить в тюрьму деньги и искоренить преступность.
БАХ! - раздается грохот в комнате. Я вздрагиваю и краем глаза подмечаю Лестрейда, инстинктивно схватившегося за кобуру и нескольких констеблей, бегущих к комнате, обгоняя друг друга. Серьезно. Они что, думают, я от скуки застрелил Джона? А, кстати, где он?
А, вот и он. Таинственный синий нарушитель спокойствия. Расколошматил об пол свой телефон. Ну конечно, лучшего применения ему он не нашел. Как-нибудь вечером подсуну ему инструкцию вместо медицинского справочника. О, нет, пожалуйста, Джон, не нагибайся так эротично. О, нет. Что мне сделать, чтобы ты разогнулся?
-Я закончил. Джон, нам пора. Собирай останки аппарата и пойдем домой. Мне все еще скучно.
-Но, Шерлок, ты не сказал, кто убийца, - напоминает инспектор.
-Все же очевидно. Убийца - садовник, нанятый одним из недовольных клиентов. Думаю, не ошибусь, если скажу, что вы найдете имя нанимателя в дневнике покойного.
-Дневнике?
-О, Господи. Он на полке среди книг. Темно-коричневая пухлая кожаная книжица с желтой закладкой.
-Но, Шерлок, как...?
-Джон, не отвлекайся. Разогнись уже и пойдем. Мне очень скучно. Ты не знаешь, мой гарпун в кладовке или в подвале у миссис Хадсон?